История Ямала, история его Советских десятилетий, история всех его 85 лет широка и многогранна. Это история его народов, история экономики, история формирования национально-территориального, административно-территориального устройства региона, который создали в 1930 году в интересах коренного населения региона, для развития отраслей его традиционного хозяйства. О нефти и газе богатейших недр тогда не знали, да и не до того было в тридцатые на Крайнем Севере Западной Сибири.

После образования национального округа (в автономный он преобразован в 1980 году) власть и занялась проблемой оленеводства коренного населения, как отраслью его традиционного хозяйства.
foto116

Кстати, первые оленеводы, которым присвоили в 1958 году звания Героев социалистического труда на Ямале - Худи Сэроко и Константин Вануйта. Их именами названы улицы в райцентре Ямальского района, но их портретов нет ни в стенах департамента АПК округа, ни в стенах Ямальского агропромышленного техникума.
В целом история оленеводства на Ямале корнями уходит далеко в седую древность, на чём мы останавливаться не станем, взяв старт со времени образования округа.
Позволю лишь короткое отступление. Оленеводство советского периода в регионе начато с создания в первую очередь ветеринарной службы по охране оленьих стад. До революции из-за отсутствия здесь системы ветеринарной безопасности олени, а нередко и оленеводы, гибли от болезней.
Естественно, что в годы революции, Гражданской войны и мятежей советская власть не успела заняться оленеводством. Но после начала мирного периода - конец 1921 года - государство начинает формировать национальную политику по сохранению и развитию культуры и хозяйства коренного населения. Власть начала изучать быт, хозяйство, культуру народов Севера для внедрения новых экономических отношений, для проведения культурной революции. На север Западной Сибири отправили крупные научные экспедиции. На основе работ ученых провели первое земельно-водное устройство в Нижнем Приобье. На собраниях Советов аборигенного населения определили используемые промысловые угодья оленеводов, рыбаков, охотников с точным обозначением в протоколе их границ. Для развития хозяйств создана и Северную кооперацию. Затем началось изучение собственно оленеводства. Собственно, новая власть стремилась понять, что же такое олени и оленеводство, в котором занято коренное население. Государству требовалось определиться в своей политике: либо сохранять оленеводство в интересах коренного населения, либо перевести его - население - в резервации, как предлагал ряд исследователей Севера дореволюционного времени, но такой шаг шел вразрез с позицией большевиков по национальному вопросу. Поэтому решили-постановили: понять, что такое оленеводство Севера, и как его использовать в интересах коренного населения, в экономике страны. Аналогичный опыт в мире не существовал и все наши люди - специалисты и сами оленеводы - выступали первопроходцами создания новой отрасли народного хозяйства.


N60
По декрету Совнаркома двадцать четвертого года начинают создание передвижных ветеринарных участков и опытно-показательных племенных стад оленей. В двадцать пятом году в Обдорске создают научно-исследовательский зоотехнический пункт. Он затем преобразован в зональную оленеводческую станцию. Один из его первых научных сотрудников – Вашкевич, по материалам исследований публикует в Москве статью «Изучение пастбищ оленей на Тобольском Севере». В двадцать пятом году в Обдорске-Салехарде, центре севера Западной Сибири открыт стационарный ветеринарный пункт. Он более всего занят специальной работой с домашним скотом жителей и к оленеводству имел слабое отношение. Поэтому в 1926 году на основании декрета Совнаркома создан Обдорский ветеринарный бактериологический институт под руководством профессора Сергея Грюнера.
Сотрудники института изучают болезни оленей, в первую очередь, сибирскую язву и копытку, создают средства лечения и профилактики болезней. Ученые же определяют пути развития оленеводства. Первым директором Ветбакинститута был Ландман, его сменил ветеринарный врач Александр Мишин, который еще до Первой мировой войны окончил Казанский ветеринарный институт, а после Гражданской осел в Салехарде, где и умер в 1930 году.


doktorMishin
Среди сотрудников Ветбакинститута – Алексей Ключарёв (затем кандидат ветеринарных наук) первооткрыватель возбудителя «копытной» болезни оленей Адриан Ревнивых и многие другие. Но в оленеводстве региона существует крайне низкий уровень товарного производства. Для его повышения нет специалистов и технологий развития отрасли, как нет еще и понимания самого оленеводства.
Для решения экономических проблем развития региона Севера, обеспечения его населения хлебом, продуктами и промысловым оружием в июне 1927 года северную кооперацию преобразуют в интегральную - смешанную. Она занята производством, снабжением, сбытом товаров и продуктов, и наиболее соответствует комплексному хозяйству народов Севера. Кооперация ведет строительство факторий, чья деятельность выходит за рамки торговли и заготовок. Фактории - опорные пункты советской власти по работе с населением Севера. На них также собирают сведения о жизни и быте кочевников. Кроме того, используя опыт прошлого, в регионе создают простейшие производственные товарищества - оленеводческие и рыбацкие. Интегралсоюз и производственные товарищества явились прологом к образованию колхозов.
В двадцатые годы проблемы жизнеустройства коренных народов Севера обсуждают в политических и научных структурах Советского Союза. Научные работы тех лет позволили определить пути государственного устройства аборигенного населения и основы для подъема экономики и этих народов, собрать огромный этнографический материал.
Итогом дискуссий стало Постановление ВЦИК СССР от десятого декабря 1930 года по образованию национальных округов, в их числе и Ямало-Ненецкого округа. В тридцать первом году постановлением Уральского обкома ВКП(б) создано Оргбюро по образованию Ямало-Ненецкого округа. В его системе - отдел северного хозяйства, который отвечал за развитие в регионе сельского и традиционных отраслей хозяйствования коренного населения. Отдел оргбюро возглавил Борис Патрикеев – первый ученый агроном округа, его именем названа одна из улиц Салехарда. Он вместе с другими начал работу по преобразованию традиционного хозяйства коренного населения региона и перевод его в русло новых экономических отношений.
В феврале-марте тридцать второго года в Обдорске прошел первый Ямальский национальный съезд Советов. На нем сформулировали и утвердили основные задачи органов управления округом. К ним отнесли социалистическую перестройку промыслово-оленеводческого хозяйства - коллективизацию, переустройство жизни коренного населения, создание материальной базы.
В сентябре тридцать второго года по инициативе фракции ВКП(б) Ямальского окрисполкома принято постановление «О перераспределении земельно-водных угодий в районах». В нём говорилось, что «... в ряде районов, особенно удаленных, в частности, в Ямальском и Тазовском, до сих пор не был произведен перераздел земельно-водных угодий, ...и по сиё время в этих районах землепользование производится на основе родового феодального права, в силу чего основные ягельники ...находятся исключительно в пользовании у родофеодальной знати, каковая, пользуясь своим положением в роде и монопольными правами на угодья, путем сдачи в аренду и субаренду промысловых угодий эксплуатирует бедноту и батрачество, ...
В целях пресечения земельной эксплуатации бедноты и батрачества ... фракция Ямальского окрисполкома постановляет:
В период октября-декабря во всех районах округа провести перераспределение тундровых земельно-водных угодий,..., удовлетворив, в первую очередь, нужды колхозов, колхозников, батраков, бедняков и середняков.... Это документ эпохи и не более того. А колхозы начали создавать. Интегральная кооперация, получив долгосрочный кредит от государства, закупила для экономического развития оленеводческих колхозов около восьми тысяч оленей.
В начале тридцатых годов в регионе начата социализация населения тундры – образование колхозов. Организаторами колхозного строительства в округе стали Тихон Рочев - репрессирован в1937, Афанасий Дружинин - член Обдорского ревкома, заместитель председателя Обдорского райисполкома, председатель колхоза «Красный Октябрь» в Салехарде, Григорий Мирюгин - убит при проведении коллективизации, Александр Вэлло - с 1905 года батрачил у купцов, затем принимал активное участие в установлении советской власти, в тридцать третьем году организовал первый в Надымском районе колхоз, избирался депутатом Верховного Совета СССР, Даниил Ануфриев - батрачил до революции, устанавливал советскую власть, затем учился, работал председателем колхоза в Шурышкарском районе, избирался председателем райсовета Шурышкарского, Приуральского районов. Среди организаторов и Николай Няруй - первый депутат верховного Совета СССР, Ляд Айваседо - организатор и директор первого совхоза в Пуровском районе, Николай Вануйта и многие, многие другие. Они строили новую жизнь как видели, возможно, с ошибками, если смотреть с позиций дня сегодняшнего, только вот история не имеет сослагательного наклонения. Что сделано – то сделано! А сделано было так много, что иным сложно и представить.
Первые после образования округа колхозы созданы в поселках Нори - «Вылтуй» (Новая дорога), и Яр-Сале - «Харп» («Северное сияние). «Харп» стал первым, где начали переход к оседлости кочевого населения. Окрисполком, окружком ВКП(б) и Обдорский отдел Главсевморпути принимали меры по развитию колхозного оленеводческого движения, обсуждали перегибы, что имелись. Развитие шло трудно и противоречиво. И в силу географических, транспортных, этнических особенностей коллективизация на Ямале затянулась до начала пятидесятых годов.
Как и в день сегодняшний, так и в тридцатые годы основной вид хозяйства коренного населения округа – оленеводство - главное условие демографической устойчивости. А ему тогда придавали очень большое значение.
В тридцать третьем году окрисполком провел совещание, где обсудили положение в оленеводстве. В его развитие вкладывали огромные в масштабах времени деньги. Так, в тридцать втором-тридцать третьем годах сумма вложений в отрасль составила более двух миллионов рублей, а выход продукции был низким, как и сохранность поголовья.
Дискуссия на совещании была острой. Потому как точных данных о поголовье оленей не имелось. Примерные сведения о стаде давала приполярная перепись двадцать шестого-двадцать седьмого годов. А точный учёт количества оленей был необходим при проведении коллективизации и для ликвидации царившей нищеты. Он имел и политические акценты. Их суть сводилась к тому, что часть личных хозяйств оленеводов относили к кулацким, со всеми вытекающими последствиями. Это отверг Омский облплан, авторы анализа отрасли считали неправильным относить к кулацким хозяйства с числом оленей более пятисот голов в таких, районах, как Ямальский. Там в отдельных местах в среднем на хозяйство приходилось около четырехсот олешек. Окрисполком поддержал эту точку зрения, он дифференцированно подходит к учету оленей в хозяйствах, к вопросам планирования роста поголовья. Председатель Окрисполкома Сергей Скороспехов на совещании говорил об этом и о том, какой серьезный вред оленеводству нанесла гололедица. Особо он выделил ситуацию с ветеринарным обслуживанием, отметив, что «обстановка начала изменяться к худшему. Из колхозов значительная часть специалистов была уволена по различным причинам, а оленьи стада остались... Оставшийся ветперсонал совхоза чувствовал себя совершенно вне ответственности за состояние оленпоголовья, увлекшись охотой, сном, праздной ленью и подъеданием сырого мяса... Таким образом, ветеринарное обслуживание в 1933 году оказалось никудышным...»

Окрисполком отмечал, что Ямалсоюз предоставил кредитов оленеводческим хозяйствам за пять лет с тридцать первого года на сумму более одиннадцати миллионов рублей. Из них на укомплектование оленьих стад выделено почти девять миллионов рублей. За счет средств подвезли новую технику, построили корали и базы. Таким образом, уже в те сложные годы власть вкладывает средства в материальную базу оленеводства, но не все идет гладко.
Ситуацию в оленеводстве решают вновь обсудить публично. В феврале тридцать четвертого года в Салехарде прошел первый и последний окружной съезд оленеводов.
С приветствием к нему обратились оленеводы Тазовской тундры. Они пишут: «Слет нужное и своевременное мероприятие, ибо олень основа северного хозяйства... Об олене плохо заботились последние годы, много оленей пало от болезней, от плохого ухода. Надо беречь оленя, надо говорить об олене во весь голос!» Письмо подписали Дмитрий Шушаков, Наховчи Ненянг, Иван Окатэтто, Николай Тир, Роман Ярхер, Степан Ямкин, Николай Харючи, Марик Дмитриев, Иван Ненянг. Письмо озвучили на съезде, оно содержало не только политические призывы, сколько конкретные предложения.
На съезде работают оленеводы, представители колхозов, совхозов, специалисты, секретари Оружкома ВКП(б), руководители окрисполкома. Открывая съезд, Сергей Скороспехов говорит: «Мы открыли слёт оленеводов, несмотря на протесты центра. Получив сейчас ряд сведений о безобразном состоянии оленного хозяйства, необходимо отметить безактивнейшее отношение собравшихся делегатов, как бы не желающих вскрывать творящиеся у них на местах безобразия. А поговорить есть о чём как вам, так и прокурору. Отношение к охране наших оленстад – самое собачье отношение... Под флагом «копытки» мы сваливаем все наши безобразия... Таким образом, 2,5 тыс. голов оленей украдены или съедены пастухами, и даже специалистами, в порядке соревнования».
С докладом «О состоянии оленного хозяйства округа» выступил секретарь окружкома партии, он отмечал насущные проблемы отрасли: оплата труда, отсутствие ветеринаров и другие моменты. Выступавшие отмечали неэффективность работы Олентреста, который руководил работой единственного в округе Надымского оленсовхоза из Москвы и Свердловска, не учитывал специфических условий Севера. Высказали другие деловые претензии и предложения по исправлению ситуации.
Докладчики предлагали меры по выходу из кризиса, что дало свои результаты. В частности, в 1934 году заключен договор с Ненецким округом Северного края (Республика Коми), что положительно сказалось на оленеводстве Ямала. А жестко критикуемый Надымский оленсовхоз разделили на два хозяйства. Одно перевели в поселок Ныда, образовав совхоз «Ныдинский». Его возглавил Евгений Устьянцев, уроженцем Красноярского края, связавшим с Ямалом всю жизнь. Он работал директором совхоза до выхода на пенсию, награжден орденами Трудового Красного Знамени, похоронен в Салехарде. Техническим директором совхоза «Ныдинский» работал Николай Дьяченко, затем он стал директором оленеводческой станции в поселке Нумги. Это ученый-оленевод, директор Института полярного земледелия и промыслового хозяйства в Норильске, лауреат Государственной премии СССР, Дьяченко внес огромный научно-практический вклад в развитие отрасли.
NikolaiDiyatenko
Из реформированного оленсовхоза выделили и другое хозяйство - совхоз «Кутопъюганский», с тридцать девятого года - совхоз «Пуровский». Его перевели в поселок Самбург, назначив директором Николая Вануйта - легенду тундры Ямала. Родился Николай Вануйта в Обдорске в девятьсот пятом году и, видимо, с юности человеком был лихим. В шестнадцать лет он участник подавления мятежа двадцать первого года в Обдорске, затем на конференции в Самарово вместе с Павлом Сосуновым, Василием Тайшиным и Григорием Артеевым он отстаивает идею Полярной автономии. В начале тридцатых заканчивает Коммунистический университет в Москве, и снова приезжает на Ямал. С тридцать четвертого года - директор совхоза в Кутопъюгане. Но директорствует Николай Вануйта недолго. Его и Василия Краснобаева арестовали. Они бежали, скрылись в тундре и отправили письмо Сталину. Неизвестно получил ли его Иосиф Виссарионович или нет, но беглецов реабилитировали. И с тридцать девятого по шестьдесят третий год Николай Вануйта руководит крупным оленеводческим совхозом «Пуровский». Избирали Николая Ивановича депутатом Верховного Совета СССР, работал он и заместителем председателя Окрисполкома, награжден медалями СССР.
После съезда оленеводов в тридцать четвертом Окружком ВКП(б) и Окрисполком реализуют комплекс мер по развитию отрасли, что повысило товарный выход продукции. Этому способствовали не только решения советских органов управления, но и зооветеринарные мероприятия. На Ямале в одном из первых регионов севера образовали зооветеринарную службу. К 1938 году оленеводческую отрасль обслуживали пятнадцать ветеринарных врачей, веттехники и зоотехники. После съезда Ветбакинститут преобразован в Салехардскую научно-исследовательскую ветеринарно-опытную станцию по изучению болезней северных оленей.
Среди первых специалистов, учёных-практиков, создавших основы ветеринарии и оленеводства, - Александр Мишин, братья Адриан и Антон Ревнивых. Антон затем возглавлял станцию, Мария Полянская работала в последующем директором станции, заведующей отделом Окружкома ВКП(б) (позже переехала в Мурманск), Алексей Ключёрев, Зинаида Балабырдина, которая работала заведующей окружной ветеринарно-бактериологической лабораторией, Алексей Погорелов после Ветбакинститута с тридцать третьего по сорок второй годы был старшим ветеринарным врачом Ямальского окрземуправления, в Тазовской тундре заболел бруцеллезом, но выжил и работал заместителем председателя Окрисполкома, директором зооветеринарного техникума - похоронен в Салехарде. Василий Краснобаев, Анфиса Пермякова, Леонид Гейденрейх- его работа по оленеводству в Большеземельской тундре стала классической, был репрессирован и вновь работал в сельском хозяйстве округа. Деомид Артеев - позже работал заместителем председателя окрисполкома, Анисим Канев - работал зоотехником Ныдинского совхоза, воевал и дошел до Берлина, после войны его избирали председателем Надымского райисполкома, первым секретарем Пуровского райкома КПСС.
Также после съезда оленеводов для обеспечения отрасли специалистами в тридцать пятом году в Салехарде открыт оленеводческий техникум. Его первый директор Артамон Витязев. Он организатор и вдохновитель уникального пробега на оленьих упряжках из Салехарда в Омск в тридцать седьмом году. В тридцать девятом призван в Красную армию и погиб в сорок третьем году в боях под Смоленском... А техникум, ставший с 2004 года Ямальским полярным агроэкономическим техникумом, стал кузницей кадров для оленеводства и ветеринарии округа.
На съезде обсудили две точки зрения, что касались проблем и перспектив оленеводства. Сторонники первой доказывали нерентабельность оленеводства округа из-за его кормовой базы. Они полагали, что она не в состоянии прокормить поголовье оленей. Сторонники второй точки зрения говорили о рентабельности совхозов, о том, что возможности для хозяйств есть.


N24
Собственно, дискуссия по оленеемкости пастбищ идет и сейчас, как и споры о рентабельности отрасли. К однозначному выводу не пришли, что доказывает правильность позиции власти в осторожном и взвешенном подходе к преобразованиям в оленеводстве.

Юрий МОРОЗОВ.
Фото автора и архивные