2015 год стал первым для созданного президентом страны Федерального агентства по делам национальностей.

27102015 kmns

И в разное время северные журналисты и не только задавали вопросы главе нового ведомства Игорю Баринову, когда-то сотруднику спецслужб, боевому офицеру «Альфы», затем депутату Госдумы РФ. Мы приведем несколько его ответов, которые, безусловно, будут интересны и ямальцам.

Каких, на ваш взгляд, законов еще не хватает, чтобы федеральное агентство эффективно реализовывало государственную национальную политику?

– Как шутят некоторые мои сотрудники, необходимо срочно принять закон «О дружбе народов» и можно всем нам уйти на пенсию.

– Будете инициировать?

– Попозже, сначала поработаем. Мы понимаем, что законодательная база в большей степени сформирована. Только по поводу коренных малочисленных народов существует 1200 законодательных и подзаконных актов. Но есть претензии к правоприменительной практике. У нас есть Стратегия национального развития России на период до 2025 года, есть Стратегия противодействия экстремизму, есть Концепция государственной миграционной политики. А вот законодательных актов, которые приводили бы все эти нормативные документы к единому знаменателю, думаю, как раз не хватает.

– Вы постоянно говорите о миграционной политике. Это тоже будет сферой вашей деятельности?

– Нет, конечно, это сфера Федеральной миграционной службы. Но миграционная политика оказывает огромное влияние на межнациональные настроения, и мы будем с ФМС близкими партнёрами. Друг без друга нам будет сложно навести порядок.

- В регионах проживания коренных малочисленных народов этническая принадлежность напрямую коррелирует с государственными преференциями, причём очень существенными: и рыбу ловить можно без сезонных ограничений, и в вуз на бюджетное место поступать. Вплоть до того, что в армию можно не ходить, если ты принадлежишь к коренным малочисленным. Но как понять, кому льготы положены, а кому нет? Графу-то в паспорте ликвидировали давно. Зато на Ямале недавно ввели справку, которая подтверждает принадлежность к коренным малочисленным народам Севера и даёт право на разные блага. То есть фактически втихую там вернули графу «национальность». Может, и правда пора вернуть пресловутый пятый пункт в наши паспорта?

— Не вижу смысла возвращать в размерах всей страны. Тема дискуссионная, но её надо обсуждать на больших площадках, вплоть до референдума. А просто решением чиновника ввести или убрать — нельзя. Слишком много волюнтаристских решений уже напринимали. А что касается темы сограждан, ведущих традиционный образ жизни, то скоро в законодательстве будет регулироваться возможность регистрации принадлежности к общине коренных малочисленных народов. Ну, а про Ямал и Югру — когда давали преференции, государство исходило из того, какой ущерб наносит традиционному образу жизни работа компаний-недропользователейна этих территориях. И в большей степени речь идёт о компенсации, а не о преференциях.

Но сколько скандальных ситуаций было, когда льготами коренных северян пользовались выходцы с Кавказа, которые под видом общины малочисленных народов лихо ловили рыбу на той же Камчатке! Что в принципе не противоречит нашему основному закону, между прочим. Ведь человек любого этнического происхождения может заявить, что в душе ощущает себя, допустим, коряком или ительменом. И ни один суд не имеет права сказать ему, что это не так. Согласно Конституции, национальность определяется у нас по самоидентификации.

— Увы, без спекуляций в этой сфере не обходится. Но всё зависит от местных властей, которые должны ставить барьер. Окончательного решения по данному вопросу пока нет. Это как раз одна из тем, которую мы должны урегулировать законодательно. Сделать так, чтобы было понятно, просто и удобно для всех — и для администрирования государству, и не обижало бы коренное малочисленное население. Будем разрабатывать механизм.